Архимед

Архимед — великий ученый

Архимед был великим ученым древности, родился около 287 года до н. э. в Сиракузах. При жизни он много раз бывал в Египте, состоял в дружеских отношениях с двумя александрийскими учеными — Кононом и Эратосфеном. Вообще, он, несомненно, является учеником и представителем Александрийской школы. Значительную часть своей жизни Архимед прожил в Сиракузах, где и погиб при взятии Сиракуз римлянами (примерно 212 год до н. э.).

Характерным для творчества Архимеда является преобладание прикладного направления: каждое из своих произведений он развертывает с той же выдержанной логической строгостью, которая характерна для греческой геометрии, но вопросы, его интересующие, относятся к области теоретической и практической механики, к области физики, астрономии и инженерного искусства.

Внимание его привлекают трудные практические проблемы, разрешение которых и приводит его к величайшим открытиям. Так, отыскивая способ определения состава сплава, он пришел к открытию основного закона гидростатики. Ему же приписывается изобретение водяного винта (Архимедов винт). Во время длительной осады римлянами он, руководя защитой Сиракуз, приходит к открытию полиспаста и других грузоподъемных машин, а также машин для метания тяжелых снарядов.
Архимед

Изобретения

Он изобрел прибор, позволяющий измерять видимый диаметр солнца, а также построил планетарий. В области геометрии его интересовали не столько вопросы геометрических построений, которыми больше всего занимались греческие геометры, сколько метрика, то есть средства к производству геометрических измерений. Эти средства он довел до такого совершенства, что методы, предложенные им для вычисления объемов тел и центров тяжести, по замыслу мало чем отличаются от современных методов интегрального исчисления.

Даже такая, на первый взгляд совершенно фантастическая, задача, как исчисление песчинок, которые могут заполнить весь видимый мир, имеет целью найти практические средства для выражения весьма больших чисел.

При всем том Архимед является ярко выраженным геометром Александрийской школы. Все вопросы механики разрешаются им чисто геометрическими средствами. Может быть, в этом кроется и причина того, что в обаласти теоретической механики он не вышел за пределы статики.