Кладбищенская история

Кладбищенская история

Я не хочу сказать, что странные вещи происходят только со мной. Нет. Спросите, например, Даниила: он тоже вам расскажет много интересного, хотя и куда охотнее опишет армейский быт или превратности дизайнерской работы. Вот и я могу рассказать вам, как провожу время на парах (как правило, в вертикальном положении) или на работе, но куда охотнее расскажу ещё одну странную историю.

Началось всё с прогулки по кладбищу, и, умоляю, не спрашивайте, что я там делал. Сам порой не знаю что, как и зачем я делаю. Правда, обычно эти неосознанные действия приводят меня в кафе, а не в столь… интересные места. Но вот захотелось мне прогуляться по кладбищу! Всё бывает в первый раз, не так ли?

На кладбище было темно, памятники спали под снежными шапками. Снег всё падал и падал. Я неспешно прогуливался по единственной освещённой дорожке. Хруст снега под моими старыми ботинками не нарушал тишины этого места, слишком уж тут умиротворённо было, слишком уж спокойно. Что я тут искал, на какую мысль желал наткнуться?

kladbischenskaya_istoriyaКладбищенская история

Добравшись до конца тропинки, упиравшейся в занесённую снегом скамейку и мигающий фонарь, я собирался было развернуться и направляться обратно, к выходу, как вдруг заметил в отдалении слабое голубоватое свечение, то и дело пропадающее между мрачными деревьями. Продираться сквозь сугробы и маневрировать между чёрными елями и старыми надгробиями мне, конечно же, не хотелось, но было в этом сиянии нечто притягательное, и моя нога решительно ступила в сугроб.

Добираться до источника голубого света было не сложно, хотя и малоприятно: снег попал в ботинки, я пару раз запинался и нелепо падал в снег, и даже чуть не свалился в неизвестно почему раскопанную могилу. Но вот деревья кончились, и мне удалось выбраться на небольшую полянку. Там, на гранитном надгробии, сидела прозрачная девушка, слабо мерцающая голубым светом. Не скажу, что мне стало страшно, но жутко — да, стало. И всё-таки в жизни мне не встречалась настолько красивая девушка. Вероятно, это единственная причина, по которой я не бросился с кладбища наутёк и попутно не свалился в ту, раскопанную, могилу. Но и что делать дальше, я не представлял. То есть не подойдёшь же ты знакомиться к призраку? У меня и с простыми девушками, из плоти и крови, всё выходит ужасно глупо, а тут — привидение. К счастью, Лаура (она сказала, как её зовут, только при нашей следующей встрече) начала разговор первой. Высокомерно поджав губы, красавица спросила, что я тут забыл. Я сразу же смутился и пробормотал, что, вообще-то, могу гулять везде, где мне вздумается. Девушка фыркнула, но возражать не стала. Чтобы продолжить разговор, вежливо поинтересовался, из какой она эпохи, и, узнав, что из второй половины девятнадцатого века, сразу спросил, знала ли она Толстого или Достоевского, совершенно не обратив внимания, что разговаривает она вполне по-современному (как я узнал позже, Лаура нередко летала вне кладбища, и потому речь её ассимилировалась с современной). С Толстым она была знакома, с Достоевским — нет. Мы разговорились, а на следующий день я пришёл на кладбище повторно. И на следующий день, и на следующий, и на следующий… И вот однажды она, как бы невзначай, вложила свою светящуюся голубым ладошку в мою красную руку.

kladbischenskaya_istoriyaКладбищенская история

Наши отношения развивались неспешно (да и куда нам было спешить?). Мы гуляли ночи напролёт, ходили в кино, в кафе (где я, по понятным причинам, платил только за себя) и иногда пугали прохожих. Помимо этого Лаура познакомила меня с великанами, притворяющимися елями, и показала гигантского пса — короля местных собак, блуждающего по Восточному посёлку. Я, в свою очередь, попытался познакомить Лауру с родителями, но они её не увидели и посмотрели на меня как на дурачка. Папа пробормотал что-то вроде «Совсем уже с парнем беда», а мама просто кинула в меня тряпкой. Сестра вообще сфотографировала нас с Лаурой и выложила в инстаграм фото, на котором был виден только я, подписав его «Гриша и его невеста». Лаура хохотала от души и после этого при каждом удобном случае подкалывала меня.

Но всё хорошее рано или поздно подходит к концу. Однажды, незадолго до возвращения Даниила из армии, Лаура заявила мне, что ей пора, что она и так задержалась в подлунном мире. Девушка даже слушать не желала моих возражений. Ужасно огорчённый, я пригласил её на последний романтический ужин. Она согласилась.

Мы расположились на крыше дома одного моего знакомого. Узнав, в чём дело, он сразу же согласился помочь. С этой крыши ночью открывался потрясающий вид на частный сектор, из-за тысяч оранжевых фонарей напоминающий прозрачное чёрное море, вытканное из электрического блеска. Его волны разбивались о карниз, с которого мы с Лаурой свесили ноги. Мы молчали. Позади нас печально горели две свечки, поставленные на разостланное покрывало. На покрывале не было никакой еды, только небольшой фарфоровый чайничек и пара пустых, нетронутых, чашек.

Наконец Лаура поднялась и сказала, что ей пора. Она приказала не провожать её, и я не мог не послушаться. Что-то оборвалось во мне и с глухим звуком упало. Лаура ласково посмотрела на меня, погладила по щеке и поцеловала. Меня обдало холодом. Она ещё раз, на прощание, помахала мне. Каким же родным и знакомым был для меня это жест! При мысли, что я больше никогда не увижу её, к моим глазам подступили слёзы. Но я сдержался.

И Лаура исчезла. А я перестал сдерживаться.

Я приходил на кладбище, на столь знакомую мне полянку, ещё несколько месяцев подряд, но безрезультатно. Что ж, по крайней мере, я украсил полянку цветами, лилиями, на которые истратил все свои деньги. Боль постепенно тупела, но тоска сохранялась. Она сохраняется и до сих пор, особенно, когда мы с моим псом по вечерам прогуливаемся по пляжу, а из-за пруда светят нам тысячи фонарей. Мне и до сих пор кажется, что Лаура где-то там, летает в этом недостижимом свете.

 Автор рассказа «Кладбищенская история» —  Григорий Дмитриевич

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *