История создания первого памятника в Москве

Памятник в Москве Минину и Пожарскому

До 1818 года в Москве не было ни одного памятника. Знаменательные события отмечали тогда строительством триумфальных арок и церквей. В России было всего три памятника, и все они были в Санкт-Петербурге: два — Петру I и один — Суворову. Первый из памятников в Москве был установлен князю Дмитрию Пожарскому и простолюдину Кузьме Минину.

первый памятник в москвеПамятник в Москве Минину и Пожарскому

Первые замыслы.

Наступил 1803 год. «Вольное общество любителей словесности, наук и художеств» на своем заседании распространило призыв поставить памятник Минину и Пожарскому к двухсотлетнему юбилею их подвига: в 1612 году под их руководством народное войско, освободило Россию от польских завоевателей. На это предложение откликнулся известный скульптор Иван Мартос.

Иван МатросСкульптор — Иван Матрос

Всего через год Мартос создал глиняную модель монумента и выставил ее на суд публики в Академии художеств. Заодно скульптор написал подробное описание монумента:


«Минин устремляется на спасение Отечества, схватывает своей правой рукой руку Пожарского — в знак их единомыслия — и левой рукой показывает ему на Москву на краю гибели».


В 1807 году гравюра изображающая модель памятника, и его описание появились в журнале «Вестник Европы» и в газете «Московские ведомости». Этот проект обсуждали во всех светских гостиных. Местное дворянское общество даже вызвалось собрать деньги на постройку монумента. Но оказалось, что Мартос не мог немедленно заняться памятником Минину и Пожарскому. В тот момент он делал несколько скульптур для Казанского собора в Санкт-Петрбурге и не мог отвлечься от этого заказа.

Спор за памятник

Узнав, что в Москве собираются строить памятник Минину и Пожарскому, жители Нижнего Новгорода взволновались. Ведь Кузьма Минин был нижегородцем. А значит и памятник ему надо ставить на родине. Воспользовавшись тем, что строительство монумента отложено, нижегородский губернатор Андрей Руновский подал прошение министру внутренних дел Алексею Куракину. В этом документе говорилось, что дворяне Нижегородской губернии желают соорудить памятник Минину и Пожарскому на родине одного из героев – Нижнем Новгороде.

Кузьма МининКузьма Минин

Правительство Российской империи объявило эту инициативу «похвальным намерением». И уже в апреле 1808 года началась подготовка к созданию памятника. Куракин обратился в Академию художеств с просьбой устроить конкурс проектов и составить смету на строительство монумента.

Разумеется, об этом немедленно стало известно Мартосу. В начале июня 1808 года он написал Академию художеств возмущенное письмо:


«Императорская Академия художеств получила повеление, чтоб художники сочинили прожект монумента в честь Минина и Пожарского, который предполагается поставить в Нижнем Новгороде, — писал Мартос. — Вашему сиятельству известно, что сему монументу идея мною уже изобретена и модель оной давно сделана из глины».


К письму Мартос приложил подробный проект своего памятника с указанием суммы, необходимой на его возведение: 150 тысяч рублей.

Но это письмо осталось без внимания. Мартосу предложили участвовать в конкурсе на общем основании. А перед этим чиновники намекнули ему, что проект стоит изменить. Неприлично, дескать, получается: князь перед мужиком стоит. Мартос послушался совета и создал новый проект. Теперь князь Пожарский сидел в кресле и, наклонив голову, внимательно слушал речь стоявшего перед ним Минина. Правда, Мартос немного схитрил. Он изобразил князя с раненой ногой. Так, чтобы каждому, увидевшему памятник, было понятно: сидит Пожарский не потому, что так ему положено по чину, а потому, что стоять ему больно. Этот проект скульптор и отправил на конкурс.

Выбирать лучший вариант должен был сам император. Из девяти предложенных на конкурс проектов Александр I выбрал тот, который придумал Мартос. На графа Строганова возложили обязанность сообщить скульптору повеление государя:


«К произведению монумента приступить без отлагательств».


Переезд

Во всех губерниях начали собирать деньги на строительство. Были распространены его изображения с описанием:


«Вышина монумента 11 аршин. Фигуры и барельефы будут отлиты из бронзы. Пьедестал из сибирского мрамора. Исчисленная на сооружение монумента сумма 150 тысяч руб. Монумент во всех частях будет окончен в четыре года».


Но в течение двух лет было собрано только 136 тысяч рублей. Тем временем Мартос продолжал отстаивать свою первоначальную идею — поставить памятник в Москве. Чтобы пронять чиновников, скульптор настаивал на том, что московское дворянство богаче нижегородского. Если памятник ставить в Москве, пожертвований будет больше. А названой им ранее суммы в 150 тысяч рублей на создание памятника уже не хватит, ведь за прошедшие несколько лет цены на строительные материалы успели увеличиться почти вдвое.

Такие доводы показались Комитету министров убедительными, и правительство постановило:


«действительно, приличнее поставить означенный монумент в Москве, которая была предметом великих дел князя Пожарского и Минина».


После того как этот указ был опубликован, московские дворяне и купцы внесли в кассу еще 40 тысяч рублей. Мартос решил не дожидаться момента, когда будет собрана вся нужная сумма, а приступить к строительству немедленно. Император дал на это свое разрешение.

Куда ставить будем?

В мае 1812 года Мартос ненадолго отвлекся от своих трудов. Ему надо было побывать в Москве, чтобы установить в зале Благородного собрания созданную им скульптуру Екатерины II. Заодно он решил воспользоваться этой «командировкой» для того, чтобы выбрать место, на котором будет стоять памятник. К выбору скульптор отнесся очень придирчиво. Ему хотелось, чтобы памятник стоял в центре Москвы и при этом на открытом многолюдном месте. Такое место нашлось рядом со Страстным монастырем, где пересекается Тверская улица с Тверским бульваром. Там где сейчас стоит знаменитый памятник Пушкину.

О своем решении Мартос сообщил властям.


«Выбор одного места, — добавил он, — одобряет и вся московская публика, в чем я удостовериться мог из разговоров во всех первейших домах».


Но в планы скульптора вторглась война с Наполеоном. Большую часть Москвы уничтожил огонь. Сам Мартос в это время находился в Петербурге, продолжая работать над памятником. Ему помогали ученики — Иван Тимофеев и Самуил Гальберг.
первый памятник в москве
А через два года Мартос снова отправился в Москву по делам. И здесь его воображение поразила Красная площадь. До войны он не обращал на нее внимания. Ведь в те годы площадь больше всего напоминала базар. У земляных укреплений вокруг кремлевской стены толклись лоточники, а по периметру площади стояли торговые ряды. Восстанавливая Москву после пожара, архитектор Осип Бове уничтожил это «торжище» и создал строгий законченный ансамбль Красной площади. Он сделал площадь практически такой, какой мы видим ее сейчас.

Возможно, вам также будет интересна статья:

Мартос понял, что памятник нельзя ставить, ни в каком другом месте. Он спешно сообщил министру внутренних дел об изменении своего прежнего решения.


«У Минина правая рука указывает на погибшую Москву, то есть на самый Кремль. А потому Красная площадь есть приличнейшая для монумента».


Правительство сомневалось – ведь место уже выбрано, зачем снова все менять. На то, чтобы убедить министров в своей правоте, скульптору понадобилось почти три года.

Все это время он бесконечно писал письма влиятельным чиновникам, приводил все новые и новые доводы. И только в мае 1817 года Комитет министров, наконец, сдался и принял окончательное решение:


«Монумент следует поставить на Красной площади. Это удовлетворяет и самого ваятеля статского советника Мартоса».


Конец трудов

Через год все работы были, наконец завершены. Осталось лишь перевезти памятник. Но как это сделать? Один только гранитный постамент весил около тысячи пудов — то есть более 16 тонн. Инженер Де Поллант, ответственный за доставку памятника, предложил везти его в разобранном виде по воде. Для этого потребовалось четыре судна. Прямого водного сообщения между Москвой и Петербургом в те времена еще не было. Поэтому памятник предстояло везти длинной дорогой. От Санкт-Петербурга по Мариинскому каналу до Волги, в Нижнем Новгороде караван сворачивал в Оку и по ней до Москва-реки. Транспортировка стартовала в конце мая 1817 года. И в Москве памятник оказался только 9 сентября.

Там его уже ждал скульптор, руководивший подготовкой фундамента и установкой памятника. В одном из писем своим родственникам он рассказывал об этой работе:


«Два месяца занимались мы тасканием с берега реки на Красную площадь тяжелых штук монумента и ставили на место. Сия работа очень тягостна и продолжительна, на нее всякий день выходило по сто и более человек».


Вокруг монумента построили временный павильон – мастерскую, чтобы любопытные зеваки не смогли увидеть памятник раньше времени. Когда окончательная отделка была завершена, павильон снесли, а скульптуру огородили изящными ширмами. Их изготовили по специальному заказу в московских театральных мастерских. И вот наступил день открытия монумента. В Москву прибыл императорский двор во главе с Александром I. Москвичи толпились не только на самой Красной площади, но и стенах Кремля (в те времена по ним можно было гулять), а также на крышах ближайших зданий.

Император возглавил торжественный парад войск, отличившихся во время войны с Наполеоном. После этого отслужили молебен. А затем по сигналу распорядителя упали окружавшие памятник ширмы. И все увидели так долго создававшуюся скульптуру.


«Гражданину Минину и князю Пожарскому благодарная Россия. Лета 1818».


Это написано на постаменте.

Памятник в Москве Минину и ПожарскомуПамятник в Москве Минину и Пожарскому

В 1930 году правительство Советского Союза решило реконструировать Красную Площадь. Она должна была стать местом проведения грандиозных парадов и демонстраций. На площадь положили крепкую брусчатку. Были снесены Казанский собор и Воскресенские ворота, иначе бы на площадь не могла въехать тяжелая боевая техника. Под угрозой оказалс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *