Русь и Орда проблема взаимоотношений

Русь и Орда проблема взаимоотношений

В 1252 году ярлык на княжение во Владимире получил Александр Невский. Во время его правления укрепился авторитет великокняжеской власти, в поле влияния которой окончательно перешел Новгород, а также был включен Смоленск. В Суздальской земле сохранялся внутренний мир, она ни разу не подверглась нападению ордынских «ратей». Все это способствовало постепенному восстановлению края после Батыева погрома.
Александр Невский

Русь и Орда проблема взаимоотношений

В 1262 году на Суздалыцине произошли события, грозившие серьезным осложнением отношений с Ордой. Сбор дани в регионе тогда осуществляли откупщики-мусульмане (видимо, среднеазиатские купцы), которые начали «творить людям велику пагубу», обращая недоимщиков в долговое рабство. В результате во многих городах (Ростове, Суздале, Ярославле, а также, возможно, во Владимире, Переяславле и Устюге) произошли вечевые собрания и откупщики были изгнаны. Улаживать дело к хану Берке отправился Александр Невский. Его задача осложнялась тем, что хан требовал, чтобы русские князья приняли участие в его войне за обладание Персией. Александру удалось выполнить непростую дипломатическую миссию. В результате против бунтовавших суздальских городов «рать» послана не была, а русские полки под предлогом обострения новгородско-ливонских отношений уклонились от гибельного похода в Закавказье. На обратном пути из Орды Александр скоропостижно скончался. На его похоронах киевский митрополит Кирилл II сказал ставшие знаменитыми слова: «Чада моя, разумейте, уже заиде солнце земли Суздальской!».

После кончины Александра положение на северо-востоке Руси начало стремительно ухудшаться. На фоне ослабления политической роли Владимира усилились центробежные тенденции. Особенно тяжелым было время великого княжения сыновей Александра — Дмитрия Переяславского (1277—1294) и Андрея Городецкого (1294—1304). Последний неоднократно начинал усобицы и приводил на Русь ордынцев. Положение усугублялось двоевластием в самой Орде, что еще более запутывало отношения между князьями. Но в конце XIII столетия началось постепенное укрепление и возвышение новых политических центров в Суздальской земле, которым суждено было сыграть первостепенную роль в истории Руси. Это были Тверь и Москва.

При всех политических и экономических сложностях Суздальская земля, а вместе с ней Галицко-Волынская и Новгородская во II пол. XIII в. оставались важными центрами силы на территории Руси. Правда, по воле монголов Новгород превратился в вассала великого князя Владимирского и потому утратил прежнюю возможность лавировать между сильнейшими землями. Однако при этом он сохранил и даже упрочил свои республиканские вольности. Наиболее разрушительными результаты Батыева нашествия и ханской власти оказались для политической судьбы южнорусских земель — Киевской, Переяславской и Черниговской, переставших играть заметную роль в делах Руси.

Черниговская земля подверглась во II пол. XIII в. глубокой политической дезинтеграции. Переяславская, судя по всему, подпала под прямой контроль монголов. Что же касается запустевшего после нашествия Киева, то он окончательно потерял статус старшего княжеского стола. Даже русский митрополит покинул его и в 1299 году перебрался в Суздальскую землю. Уменьшился политический вес и Смоленской земли, еще недавно входившей в число самых влиятельных на Руси, а теперь признавшей над собой гегемонию великих князей Владимирских. Причины таких перемен в исторической судьбе Смоленска, мало пострадавшего от монголов, до конца не ясны. Слабые Полоцкая и Пинская земли также избежали разгрома во время нашествия Батыя, но остались без помощи и покровительства других Русских земель. В результате уже в 1240-е годы формирующемуся Литовскому государству во главе с его создателем князем Миндовгом (ум. в 1263) удалось захватить часть ослабевшего Полоцкого княжества — прежнего сюзерена некоторых литовских племен. В нач. ХIV в. под власть Литвы попали и пинские волости.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *