17-летняя белоруска Римма Шершнева, закрывшая собой фашистский дзот, — единственная женщина, повторившая подвиг Александра Матросова

Её звали Римма

27 февраля 1943 года никому не известный, рано осиротевший и вкусивший сполна лиха 19‑летний паренек из глубинки стал героем на все времена. Рядовой Александр Матросов ценой собственной жизни, закрыв собой амбразуру дзота, обеспечил успешную атаку своего подразделения.

Скоро его бессмертная слава затмила известность многих полководцев Великой Отечественной войны. В июле 1943 года он посмертно получит Золотую Звезду Героя Советского Союза.

Сегодня некоторые дотошные эксперты утверждают, что бросаться на амбразуру не было смысла, ведь скорострельный пулемет в секунды изрубит тело пулями и отбросит его. Да, все так.

Но дело в тех нескольких секундах, которые необходимы пулеметчику, чтобы освободить ствол. К тому же лежащее у амбразуры тело сокращает сектор обстрела. Именно поэтому у фашистов в дотах и дзотах предусмотрительно находились длинные деревянные шесты. Ими они отталкивали тела от амбразуры.

Одна из сотен

Точное количество со­вер­шив­ших подобный под­­виг не поддается подсчету, называются различные цифры — от примерно двухсот до более чем четырехсот человек, в том числе одна женщина — 17‑летняя белоруска Римма Шершнева.

Она родилась 28 июля 1925 года в Добруше. Отец Иван Иванович, участник Гражданской войны, работал в лесничестве, а мать воспитывала дочек Римму и Аллу. В 1933 году семья переехала в Минск. Римма Шершнева училась в 25‑й белорусской средней образцовой железнодорожной школе им. А.Червякова. Во время войны здание школы было разрушено фашистами. Впоследствии на этом месте построили нынешний минский Главпочтамт. К слову, историю и географию здесь преподавал белорусский классик Янка Мавр.

Со школьной скамьи в спецшколу разведчиков

В первые дни войны отец добровольцем ушел на фронт, а семью эвакуировали в селение Тоцкое Чкаловской области (сегодня — Оренбургская обл. — Прим. авт.). Здесь Римма окончила 10 классов и вступила в комсомол. Она рвалась на фронт, но в военкомате получала отказы. После письма в ЦК ВЛКСМ ее вызвали в Москву. 1 июня 1942 года она отправилась в столицу Советского Союза, чтобы пройти обучение в спецшколе. Учили подрывному делу, разведке, тактике, прыжкам с парашютом, приемам конспирации и другим особенностям партизанской борьбы. После завершения учебы она пришла в штаб Минского соединения как инструктор‑связник. После ее настойчивых просьб она была включена с состав партизанского отряда им. Гастелло.

Картина Юзефа Пучинского «Партизаны возле раненой Риммы Шершневой». Выставлена в музее истории Великой Отечественной войны.

Последний бой

25 ноября 1942 года бригада Николая Розова, в которой и находилась тогда Римма, получила задание разгромить фашистский гарнизон в деревне Ломовичи Полесской (сегодня — Гомельской. — Прим. авт.) области. Артиллерийским огнем партизаны уничтожили 12 дзотов и перешли в атаку, но неожиданно на перекрестке дорог в центре деревни «заговорил» незамеченный вражеский дзот с круговым обстрелом. Партизанская атака захлебнулась. В этот критический момент к дзоту бросилась группа бойцов, в которой была и Римма. Командир отряда, тяжелораненый, упал у самой амбразуры. Кирилл Мазуров, в то время секретарь ЦК ЛКСМБ, писал после этой операции маме Риммы Лидии Васильевне: «…Последний бой, в котором приняла участие Римма, был тяжелый и суровый. Партизаны штурмом взяли населенный пункт.

В центре остался один большой дзот, из которого фашисты вели сильный огонь. Римма бросилась на амбразуру дзота и была тяжело ранена. Через несколько минут дзот взяли. Партизаны уничтожили в нем около 20 фашистов… Лидия Васильевна, вы можете по праву гордиться вашей дочерью».

Участник того боя Виктор Чистов впоследствии вспоминал: «Я подбежал к дзоту. Гляжу, наша Римма безжизненно повисла на вражеском пулемете, закрыв собой амбразуру. Я осторожно подтащил ее наверх, на купол дзота. Смотрю, еще дышит…» В партизанку попало более 10 пуль, но она прожила еще одиннадцать дней! Приходя в сознание, она спрашивала, жив ли командир. Говорят, что она была влюблена в него. 6 декабря 1942 года в 18.30 Римма Шершнева умерла. Ее похоронили в деревне Живунь Любанского района, а впоследствии останки были перезахоронены на Аллее славы в Любани. Посмертно Римма Шершнева была награждена орденом Красного Знамени. О подвиге 21 марта 1943 года сообщило Советское информбюро.

Дети о подвиге

Именем Риммы Шершневой названы улицы в Добруше, деревнях Живунь и Ломовичи. Его также носит минская гимназия № 25. Здесь в музее собраны уникальные экспонаты, рассказывающие о довоенной жизни героини и ее боевом пути. Ученица 8 «А» класса гимназии Анна Лоханская признается, что, когда она писала научно‑практическую работу о Римме и делилась подробностями ее подвига, ровесники не понимали: «Недоумевали, как в таком юном возрасте она могла пожертвовать собой?! Ради чего? Но после того, как я рассказала им о ней подробно и объяснила, почему она так поступила, они на все стали смотреть другими глазами».

Она его любила…

Сегодня в Минске живут две родные племянницы Риммы Шершневой, которые родились в 1950‑е годы. Светлана Ивановна Зубарова, старшая из племянниц, сегодня на пенсии, о своей тете, погибшей в 17 лет, говорит со светлой грустью: «Даже когда ее не стало, мы всегда ощущали ее поддержку. После войны мама Риммы была членом Белорусского комитета защиты мира. Со всего Советского Союза к нам приезжали пионеры и комсомольцы. Удивительное совпадение, но на военном кладбище, которое находится по соседству с моим домом, покоится командир партизанской бригады Николай Розов. Бабушка рассказывала, что Римма его очень любила и именно к нему она бросилась на помощь, когда его ранили в том последнем для нее бою».

Олег УСАЧЕВ, 26 февраля 2020

Источник: https://yandex.ru/turbo?text=https://www.sb.by/articles/ee-zvali-rimma.html