Биография и книги автора Яшина Александра Яковлевича

Биография Яшина Александра Яковлевича

Диапазон мастера

Несмотря на то, что долгое время Александр Яшин был известен читателю только как поэт, его литературное дарование с самого качала было удивительно разносторонне. Уже в юности, в школе-семилетке, а затем в Никольском педтехникуме (1927—1931), рядом со стихами, которые он начал писать с шести лет, в его творчестве появляется бесконечное количество рассказов, очерков, статей, фельетонов, пьес, поэм, частушек, песен. И пусть этот материал не вошел ни в одну из его книг, он уже тогда показал характерную для Яшина тягу к жанровому разнообразию.

Биография Яшина Александра ЯковлевичаБиография Яшина Александра Яковлевича

Непосредственным переходом к прозе стали поэмы («Мать», «Клад», «Алена Фомина») с их развитыми сюжетными линиями и детально прорисованными характерами героев, красочными пейзажами и лирическими отступлениями. Они-то и помогли ему, выступив в прозе.

Все, что было свойственно поэзии Яшина стало характерным и для его прозы. Поэтому рассказы и повести Яшина так различны по своему характеру: от лирического цикла «Сладкий остров» и стихов в прозе («Талая вода») до рассказа-очерка «Вологодская свадьба», до социально-психологической повести «Сирота».

Проблемы совести, чести, правды, всегда волновавшие Яшина-поэта, волнуют и Яшина-прозаика. Он переходит на прозу, потому что стихи уже не могут вместить в себя всего накопившегося материала, всех социальных проблем, затрагивающих его душу.

Круто менявшаяся послевоенная жизнь, всяческие перестройки не только на Севере — во всей России заставили поэта многое передумать и пересмотреть, обострили взгляд, углубили перо до самой сути народного бытия.

Возможно, вам также будет интересна статья: Биография Антона Павловича Чехова — самое главное

Разумеется, в те годы — тридцатые и начало сороковых — в здешних краях было немало других талантливых людей, взявшихся за перо. Создавались литературные кружки, объединения, первые писательские союзы. Это было уже то широкое признание, которое становится поэтической судьбой.

В понятии «судьба» — не только жизненная предопределенность, предначертанность, предназначенность, но в не меньшей степени и неизвестность предстоящих поворотов твоего пути. Лишь поверхностный человек может облегченно вздохнуть: раз судьба, словно бы дорога, контурно обозначилась, значит, все в порядке, дело само пойдет. Но ветвь плодоносит только под тяжестью.

Александр Яшин вернулся с Отечественной войны, из-под огненных стен Ленинграда и Сталинграда, победно мобилизованный на такую радость и на такую любовь к жизни, о какой и думать не мог даже в юности. Он стал всесоюзно известным поэтом.

В ту пору он не осознавал еще, что начавшийся тогда подход, вернее, подлет писателей к жизни сверху, пусть и с благими, но умозрительными поисками положительного героя, желаемых жизненных ситуаций и заранее предопределенных выводов, непременно обернется в скором времени горькими разочарованиями и его, как человека, совестливого, резко толкнет в самую глубину народной жизни, чтобы уже оттуда, из жизни, подойти к подлинным художественным открытиям. Но это будет потом.

А пока, именно в эти послевоенные годы, Север вновь поднимается, чтобы серьезно и заметно работать в советской литературе.

В Архангельске и Вологде забурлила творческая жизнь. Яшин, еще до войны стоявший у ее истоков, не мог остаться в стороне — не такой характер, чтоб отстраниться от земляков. Он стал часто приезжать из Москвы, подолгу бывать в Вологде.

Те, кто знали его лично (а круг знакомств был огромный), запомнили Александра Яковлевича навсегда. Всякий большой поэт даже внешне похож на свои стихи. Поэзия — высочайшая подлинность человеческого существа.

То же самое и с Александром Яшиным. В облике его, как в его стихах, — северная, корневая крепкость и открытость на людскую чистоту, солнечность. Он был, конечно, из зимостойкой, из той крестьянской породы, которую выковали невзгоды, труд и короткие радости. Он являл собою сильного человека. Лучше выразиться, он был таким дарован миру этой сильной работящей породой. Вдобавок к сказанному, Яшин был человеком широких, даже редких знаний, огромной начитанности, зоркого понимания людей. Вот эта-то его зоркость иной раз и смущала некоторых, пугала, даже отпугивала от него, но что поделаешь: он оставался самим собой.

Проза писателя

Прозе своей, как и стихам, Яшин предъявляет все те же требования художественной образности, сюжетной сжатости, ясности смысла, точности и красоты слова. Это, как принято говорить, поистине проза поэта. В то же время поэтическое творчество Яшина все больше приближается к прозе: все чаще обращается он к форме белого стиха и верлибра.

Первым произведением зрелой прозы Александра Яшина является лирический рассказ «Журавли», написанный в 1954 году. Основные же прозаические произведения созданы им за десятилетие 1955—1965 гг., которое четко делится на три периода.

Первый — становление Яшина как прозаика, которое произошло в 1955—1957 гг., когда были написаны рассказы «Новоселы», «Рычаги», «После боя», «Талая вода», «Михал Михалыч», «Единомышленники» и повести «Стечение обстоятельств» и «В гостях у сына» (первая часть задуманного романа «Слуга народа»).

Затем наступает перерыв в работе над прозой — это время раздумий, разочарований, вызванных резкой критикой рассказа «Рычаги». В этот же переломный момент создается поэтическая книга «Совесть», состоящая в основном из стихотворений 1958—1959 гг.

Биография Михаила Юрьевича Лермонтова

Второй период (1960—1962 гг.) является наиболее плодотворным. В 1960 году один за другим были написаны рассказы «Проводы солдата», «Первый гонорар», «Волк в городе», «Срочное дело», «Охота на мертвого глухаря», цикл рассказов «Сладкий остров» и повести «Сирота» и «Баба Яга». Цикл рассказов «Вместе с Пришвиным», рассказы «Директива» и «Первое путешествие Маринки», а также повести «Выскочка» и «Астма» относятся к 1961 году. В 1962 году создается очерк «Вологодская свадьба», рассказы «Две берлоги», «Чистые руки», «Живодер», «Старый Валенок» и большой отрывок незавершенной пьесы «Переходный возраст». В это же время Яшин начал работать над книгой стихов «Босиком по земле».

Этот удивительный «творческий запой», как сам писатель называл такие состояния, был пресечен несправедливой критикой очерка «Вологодская свадьба». Выбитый из колеи, Яшин в 1963 году пытается работать над повестью «Лауреат», а также дополняет несколькими стихотворениями книгу «Босиком по земле». Подготовку ее к изданию он заканчивает в 1964 году и посвящает этот год работе над киносценарием «Сирота».

Третий, самый короткий период, начинается в 1965 году. В это время появляются большие рассказы «Угощаю рябиной», «Подруженька», «Открывать здесь!». Рассказ «Самосуд» не был дописан из-за трагической смерти сына Александра, которая подорвала силы писателя. Правда, Яшин задумывает несколько новых вещей — роман «Для кого строился дом», повести «Бобришный Угор», «Саша» и ряд рассказов, о чем говорят его многочисленные записи и заготовки. Но на написание этих произведений, которые, как считал писатель, должны были стать основными в его жизни и куда предполагалось включить много автобиографического материала, уже не хватало сил. А в поэзии еще был настоящий взлет, была лебединая песня, когда Яшин за одно лето 1966 года в основном создал последнюю книгу стихов «День творенья».

По мере того, как накапливался материал для прозы, у Александра Яшина сложилась четкая система работы. Прежде всего он меняет толстые тетради дневников на карманные записные книжки, с которыми никогда не расстается, перенося из них необходимые для той или иной вещи записи в специальную картотеку. Во время непосредственной работы над рассказом или повестью нужные карточки перекладывались в отдельную папку, на обложке которой отмечались сроки начала и завершения работы над рукописью, перепечатки последующих вариантов, а также — кому из писателей показана новая вещь и вкратце их впечатление о ней. В самой рукописи ставились даты каждого дня работы над произведением. Яшин писал медленно, тщательно отделывая каждую фразу, и не спешил публиковать уже готовые произведения.

В картотеке писателя, кроме заготовок к уже написанным и изданным вещам, как, например, к «Сироте», кроме материалов к вещам задуманным («Веселые люди», «Мачеха», «Без ордера», «Убыток», «Почему правда горька?»), были и другие разделы: «Пейзажи», «Характеры», «Фамилии», «Цитаты», «Острые слова». «Названия» и т. д. В раздел «Сюжеты» вошли замыслы более 50 рассказов.

«Вологодская свадьба»

Эта работа впервые опубликована в 1962 году. В конце 1961 г. Яшин едет в родные места на свадьбу своей двоюродной сестры Нины. Колоритные и художественно точные дневниковые записи этой поездки, включающие в себя мельчайшие подробности свадебного торжества, тексты старинных причетов и песен, наброски образных портретов своих земляков с передачей их характерного говора, целиком использованы автором при работе над очерком.

Первый вариант написан в деревне Скачково Вологодской области. Продолжая работу над очерком в течение всего 1962 года, Яшин предложил рукопись журналу «Новый мир». Одновременно была подана заявка в издательство «Советская Россия». Публикация очерка принесла Яшину много восторженных отзывов. Появившиеся же в конце января 1963 г. в вологодских, а затем и центральных газетах рецензии резко отличались от высказываний читателей в письмах писателю и в личных беседах с ним. По инициативе «некоего журналиста» была развернута несправедливая критика Яшина.

В трудные для Яшина дни большое значение имела поддержка друзей — письма, телефонные звонки, написанные, хотя и не увидевшие свет, рецензии О. Берггольц и В. Солоухина, который назвал свою заметку «Государственный вопрос» и утверждал, что речь идет об охране старины, красоты. А. Твардовский, успокаивая Яшина, ручался, что «Вологодская свадьба» будет еще обсуждаться.

В «Вологодской свадьбе», может быть впервые в литературе тех лет (исключая серьезный очерк Федора Абрамова «Вокруг да около»), задеты прямо и резко те наболевшие проблемы, о которых ныне вовсю идут жаркие дискуссии. Это — о неумелом руководстве, о пагубности очковтирательства, о сельском бездорожье…

«Открывать здесь!»

Рассказ опубликован посмертно в журнале «Литературная Грузия» в 1977 году. Поводом для создания его послужил необычный подарок старшей дочери — бутылка кубинского ликера в нарядной экзотической упаковке. В основу рассказа положен ряд эпизодов из жизни писателя, однако события несколько смещены во времени и последовательности, а образы и характеры героев подчинены замыслу произведения. Прообразом главного героя является сам Яшин — это он погибает от курения, это у него «не пишется», не пишется из-за того, что он ограничивает себя в выборе темы, бескомпромиссности суждений. Муки творчества художника, муки совести — и есть главная линия рассказа, при которой тема курения отходит на второй план.

Приведенные в рассказе описания рабочего кабинета, письменного стола, сказочного вида из окна на Кремль, а также самого процесса писательского труда — удивительно достоверны, реальны, сделаны с натуры. Образы Юрия Сергеевича и Евгении Федоровны — собирательные, хотя, рисуя их, Яшин отталкивался от реальных событий, связанных с конкретными людьми.

Грузинская линия введена в рассказ прежде всего потому, что написан он был в г. Гагра. Большое значение также имела дружба с Георгием Леонидзе. Откликнувшись на переданную ему бутылку кубинского ликера, известный грузинский писатель немедленно позвонил Яшину из Тбилиси и предложил ему санаторную путевку в Кобулети, которая в рассказе превратилась в бочонок вина. Сыграли свою роль и встречи Яшина на Кавказе с грузинским писателем Григолом Чиковани и его другом, сельским учителем, рассказы которого частично были включены в повествование. Эти встречи безусловно помогли прозаику воссоздать в соответствующих эпизодах рассказа необходимый восточный колорит.

«Астма»

Повесть опубликована посмертно в журнале «Звезда» в 1971 году под названием «Короткое дыхание». Так случилось, что Яшин дал читать повесть ряду случайных для его творчества лиц. «Астма» была ими не понята, все их суждения были субъективными и не по существу. За внешними деталями они не разглядели сути произведения.

Многие эпизоды повести автобиографичны. Так, например, описание экскурсии дано под впечатлением поездки Яшина во Владимирскую область в первые послевоенные годы. На выбор профессии для главной героини повлияли рассказы химика М. И. Рыбинской, с которой писатель познакомился в 1956 г. Подмосковные пейзажи соответствуют хорошо знакомым Яшину местам около его дачи в писательском поселке Переделкино, лесам, перелескам, где он, не раз стоял на весенней тяге. Образы героев не имеют прототипов и являются собирательными.

В оригинальном виде, с восстановленным авторским названием «Астма», повесть была переведена на чешский язык и вошла в состав первой чешской книги яшинской прозы.

«Сирота»

Впервые повесть опубликована в журнале «Москва» (1962). Это была первая и единственная при жизни прозаическая книга Яшина. Создавая повесть, Яшин опирался прежде всего на материал, собранный им в своей родной деревне Блудново Вологодской области, рисовал знакомые с детства места, обращался к судьбам и характерам своих земляков.

Прототипом главного героя повести, Павла Мамыкина, стал двоюродный брат Яшина по отцу — Павел Иванович Горчаков, который не раз обращался к писателю за материальной помощью. Это продолжалось до тех пор, пока он, женившись, снова не попросил денег на обзаведение хозяйством. Прообразами многих действующих лиц повести — бабушки Анисьи, Шурки, пасечника Михаила Алексеевича, Нюрки Молчуньи — стали односельчане и близкие родственники Яшина. Образ председателя колхоза Прокофия Кузьмича — собирательный.

Задумав написать по мотивам повести киносценарий, Яшин подписывает договор с творческим объединением «Юность» киностудии «Мосфильм». После обсуждения на «Мосфильме» сценарий «Сирота» 21 августа 1964 г. был возвращен автору для доработки. Разногласия между замыслом автора и требованиями редакции киностудии решили судьбу сценария: осенью 1965 г. договор был расторгнут…

И через все эти произведения при разности изображаемых характеров и событий нервной молнией встает яшинское неприятие бюрократического, расчетливого, лукавого отношения к людям труда, ко всему фальшивому и закостенелому, что мешает пробиться в жизнь свежим порывам, ищущего ума и сердца.

Проза Яшина — это не только годы поисков справедливых людских взамоотношений, но и борьба за них. Талант писателя, остро социальный по своей природе, обрел в прозе и сатирическую отточенность, и публицистический блеск. Конечно, не все еще Яшин успел и смог довести до высокого художественного накала — времени не хватило, — но в лучших вещах он предстал перед читателем как своеобразный и яркий мастер слова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *