Для канареек достаточно просто увидеть, как их пернатые друзья заболели, чтобы превентивно активизировать их иммунную систему.

У здоровых птиц, содержащихся в пределах видимости от других птиц, инфицированных обычным патогеном, вырабатывается иммунный ответ, несмотря на то, что они сами не были инфицированы, сообщают исследователи в Biology Letters.

«Удивительно, что какой-то визуальный сигнал может изменить иммунную функцию», — говорит Эшли Лав, эколог из Университета Коннектикута в Сторрсе. По ее словам, остается неясным, насколько эти изменения на самом деле защищают птиц.

Иммунные системы похожи на часовых, патрулирующих тело в поисках захватчиков и вызывающих кавалерию при обнаружении патогена. Традиционно, чтобы вызвать такую реакцию, патогены должны проникнуть в организм.

Но некоторые исследования ранее намекали, что предполагаемые угрозы могут подстегивать иммунные клетки. Например, один эксперимент на людях показал, что простая фотография больного человека увеличивает активность стимулирующих воспаление химических веществ, называемых цитокинами. Но никто никогда не смотрел, может ли нахождение в пределах видимости действительно больного человека заставить иммунную систему действовать упреждающе, говорит Лав.

«Многие болезни диких животных имеют эти очевидные физические симптомы», — говорит она. Если дикие животные смогут иммунологически подготовиться к первому признаку заражения, они могут быть лучше оснащены для борьбы с захватчиком, когда он придет.

Чтобы проверить эту идею, Лав и ее коллеги заразили 10 канареек (Serinus canaria domestica) Mycoplasma gallisepticum, или MG, распространенным бактериальным патогеном, вызывающим конъюнктивит и крайнюю летаргию.

Девять здоровых птиц были размещены в непосредственной близости от своих больных собратьев, но достаточно далеко, чтобы избежать заражения. В течение месяца исследователи собирали образцы крови у птиц, измеряли различные аспекты иммунной активности и отслеживали, насколько больными выглядели зараженные птицы.

Когда здоровые птицы стали свидетелями явного заболевания соседей, их иммунная система пошатнулась. Показатель способности птиц разрушать чужеродные клетки повышался вместе с тем, насколько больными оказались инфицированные птицы. Количество лейкоцитов также значительно различался у птиц, контактировавших с больными собратьями. Уровни цитокинов не различались между двумя группами.

Анализы крови показали, что ни одна здоровая птица не заразилась MG во время эксперимента, что позволяет предположить, что какой-то внешний сигнал изменил иммунную функцию. По словам Лав, этот сигнал, скорее всего, был визуальным. Запахи и звуки больных могли достигать всех птиц в эксперименте, но только птицы, находящиеся в непосредственной близости от больных птиц, демонстрировали иммунный ответ.

«Это было довольно убедительное исследование», — говорит Дана Хоули, эколог из технологического института Вирджинии в Блэксбурге, не участвовавшая в исследовании. По ее словам, многие животные избегают заражения из-за социального дистанцирования.

Но социальное дистанцирование имеет свои издержки, особенно для очень социальных видов. Для видов, которые кормятся вместе или полагаются на безопасность в коллективе, усиление иммунного ответа при простом виде болезни может обеспечить некоторую защиту, но при этом позволяет животным подойти ближе и лично.

«Замечательно избегать патогена, — говорит Хоули, — но если вы не можете найти пищу или [вас] схватил хищник, это не имеет значения».