На протяжении десятилетий у нас были волны паники вокруг технологий, будь то комиксы или видеоигры. Теперь к их числу добавились и социальные сети. Дело не в том, что социальные сети хороши или плохи для людей. Дело в том, что наука о социальных сетях и психическом здоровье сломана. Нам нужно провести исследование, но мы не должны подходить к нему с точки зрения того, что миру приходит конец. Нам нужно быть любопытными и открытыми для возможных его эффектов, как положительных, так и отрицательных.

Например, в последние годы мы довольно убедительно узнали, что жестокие видеоигры не вызывают агрессии в реальном мире. Между преступностью среди молодежи и продажей жестоких видеоигр во всем мире существует почти идеальная отрицательная корреляция.

Когда дело доходит до социальных сетей, все усложняется тем, что, во-первых, компании, работающие в социальных сетях, контролируют данные, поэтому их намного сложнее изучать, а во-вторых, они находятся в центре текущей паники. Мы знаем, что личные травмы намного хуже для молодых людей в любой стране, чем киберзапугивания. Но сейчас этот процесс очень сложно отследить.

Скажем так, изучая издевательства в 1980 году, ученые могли попросту пойти в школу, на игровую площадку, в местный боулинг и, по сути, получить полную картину жизни подростка. Если они захотят изучить буллинг в 2021 году, у них не выйдет получить полную картину того, что происходит, потому что все данные хранятся в компаниях, занимающихся социальными сетями. Издевательства в Интернете могут быть не хуже, чем при личном общении, но если это происходит за закрытыми дверями, изучить или понять это невозможно.

Но это не останавливает людей, утверждающих, что киберзапугивание приводит к самоубийствам, хотя доказательств этого нет. Вы смотрите на причины, по которым молодые люди покидают свою жизнь, и это результаты тестов или экзамены, или кто-то из их близких покончил с собой, кроме того это может быть связано с наркотиками и алкоголем. Это три основные причины. Нет никаких доказательств того, что социальные сети являются их частью.

Теперь же можно либо уверенно сказать окружающим, что социальные сети могут быть проблемой (и, возможно, отказаться от слова «может» для большего эффекта), либо можно честно сказать, что ответа никто не знает, потому что ученые не могут видеть сквозь стены компаний, занимающихся социальными сетями.

Опасность для политиков или родителей заключается в том, что если вы притворитесь, что социальные сети — это проблема, не имея доказательств, и предпримете шаги по ее регулированию, вмешательство может оказаться на молодых людей эффект значительно худший. Для родителей и учителей вполне разумно беспокоиться о социальных сетях, но это неизбежно, и молодые люди рано или поздно столкнутся с этим. Итак, что бы вы предпочли: держать их в неведении и оставить плохо подготовленными для решения этой проблемы или позволить им узнать о социальных сетях с вашей помощью и поддержкой?

Это немного похоже на обучение катанию на велосипеде. Кататься на велосипедах может быть очень весело, но вы также можете пораниться на них, поэтому вы не просто даете своему ребенку велосипед и шлем и желаете ему удачи. Вы помогаете им научиться ездить верхом.

Точно так же с социальными сетями вам нужно поддерживать открытые линии общения, чтобы вы не просили свою 14-летнюю дочь выбирать между тем, чтобы сказать вам, что кто-то страшный пишет ей, или забрать телефон в качестве наказания. Вы должны относиться к этому, как ко всему, что может навредить вам, но также может связать вас.

Независимо от того, взрослый вы или ребенок, спросите себя, почему вы используете социальные сети. Это потому, что вы хотите, или потому, что вы чувствуете, что должны?